Со своей колокольни да в чужой монастырь.
Spread the love

Как-то, никогда не хотел затрагивать эту тему на бумаге, не раз высказывая то же самое вслух. Это может звучать субъективно, может вас заденет слишком поучительный тон, но, во всяком случае, именно так я и вижу сложившуюся эмигрантскую проблему.

mir-bez-granic“Наши” – так себя идентифицируем мы. То что нас объединяет, так это единый русский язык и общая история. А как себя ведут “наши” на территории “нового, заграничного” места жительства, сейчас я вкратце, попытаюсь рассказать.

Любому человеческому характеру свойственно чувство родины. Куда бы вас ни завела сложная кривая жизненного пути, в любом случае, привычным и максимально простым к пониманию местом на планете Земля, для вас всегда будет оставаться тот край, где вы выросли, и шаг за шагом осваивали все сложности жизненного пути. И совсем не удивительно что оказавшись на незнакомых вам территориях, где-то за границей привычного вам мира, вы обнаружите массу удивительных его отличий с вашим.

Сравнение естественно для любого человека. Оно ведёт к быстрейшему пониманию и даже больше – психологи утверждают что только этим способом и может мыслить мозг современного человека. Но сейчас не об этом.

Как правило, процесс изучения незнакомых нам миров  различен. От поверхностного любопытства во время туристических визитов до более пристального и категорически-пристального, при попытке переселения в эти самые страны. Поселившись среди обитателей новой страны, мы жестко и безжалостно будем сравнивать их устои с нашими, притом идеализируя оставленный в прошлом мир, возводя его в пример для подражания и забывая что именно из-за этого “эталона” мы оказались здесь, вдалеке от него, перед сверхъестественной задачей – адаптацией за границей.

Сравнивать и критиковать мы начинаем с первого встречного, инкриминируя его единичные поступки  – той нации, которую он представляет. Впоследствии, вспоминая наблюдаемый эпизод, мы осудим не отдельного человека, а буквально всех его соотечественников.

Но стоит ли торопиться с этими выводами?

Уинстон Черчилль когда-то, на заданный ему вопрос: – Что вы можете сказать о французах?- ответил: Ничего, я их всех не знаю.

Подобные мнения, к сожалению, свойственны не многим. Как правило, человек оказавшись в незнакомом ему мире, воспринимает намного враждебнее его устои и его обитателей. Возьмем к примеру, далекую от славянской культуры территорию иберийского полуострова, вместившего на своих землях страну Испанию. Любая попытка хоть как-то отождествить испанскую действительность с привычным славянским миром, приведет к разочарованию, поскольку разница в истории, культуре и политике наших стран, неимоверно существенна. Попытки привести к общему знаменателю наши культуры, закончатся только большим осознанием этой разницы.

Отсюда следует резонный вопрос. А стоит ли искать этот общий знаменатель? Может стоит заняться изучением этой, необычной и такой отличительной культуры?

Но мы делаем совсем иначе. Вместо изучения, как правило, мы идем к отторжению и протесту. Стоит ли упоминать о том кому мы наносим этим ущерб, ставя жирный крест на отношениях с окружающим нас незнакомым  миром. Стоит ли игнорировать тот факт что без нас они как-то проживут, а вот мы в изоляции от них, да на их земле – навряд ли.

Осознавая эту беспомощность перед многослойной и чуждой культурой, оставив надежду на скорейший контакт с обитателями этой страны, “наши”, как правило, начинают подбирать коллекцию доказательств тому что сделали правильный выбор. Со временем в эту коллекцию попадает масса мелких случаев доказывающих превосходство “нашей” расы над аборигенами и подборка других фактов и историй подтверждающий тот факт, что ему и пытаться не стоило ” учить язык, и стараться найти контакт с окружающим миром”.

Взамен более уместной адаптации к окружению, рядовой эмигрант начинает строить свой новый мирок, трудолюбиво подбирая к нему, буквально по крупинке, осколки своего прошлого и частицы настоящего, не замечая того факта что на самом деле он возводит стену между своим мирком и той вселенной, с которой ему так и не удалось найти контакт.

Подобно знаменитой берлинской стене, когда-то располовинившей столицу Германии, он становится строителем собственного отшельничества, на помощь которому приходит спутниковое телевидение и интернет, “русские” магазины и бары, ассоциации и просто земляки. Все вместе, встреча за встречей, шаг за шагом, он построит свои ограниченные, условные миры, внутри другого, малознакомого ему общества, что с годами превратится просто в постоянную привычку, со своими правилами и законами, абсолютно разнящимися и с этими, испанскими и с теми-родными.

А что дальше?

Возможно, когда-то мы станем настоящими островками давно забытой культуры, гордящимися умением приготавливать давно забытый оливье и селедку под шубой. Только в наших “русских” магазинах останется “советское шампанское”, тушенка и зефир, производимое только для нас, на “русских” фабриках, в той же, заграничной Германии. Мы и наши дети станем представителями отдельно-изолированной культуры, подобно племенами амазонки.

Как же быть в таком случае? Полностью перепрограммироваться под окружающий нас мир? Танцевать фламенко и восхищаться корридой с футболом? К тому ли я веду?

Конечно нет. Не к этому. Не было у меня даже попытки к такому выводу. К сожалению и мне не известны ответы на вопросы накопленные за время жизни за границей. Факт в том что мы, эмигранты, никогда не станем ими- как бы этого не хотели, но еще губительней поступать так как я сказал выше.

Вот на этом балансе вам и придётся провести всё время жизни за границей, эквилибрируя между двумя языками, культурами, праздниками и традициями.

Только так, без четкой формулы и определения, интуитивно выбирая между тем и другим.

(Автор заметки “Со своей колокольни да в чужой монастырь.”: Олег Фесечко, подготовлено на основании собственного, двадцатилетнего опыта эмиграции. При копировании материала ссылка на сайт  www.dostupno.es обязательна.)

встреча

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki

У этой публикации есть 2 kомментарии

  1. Roman Papasha

    Здравствуйте.

    Иммигранты “обречены” на компромиссы с незнакомым обществом, однако это выбор сознательный и добровольный. На вкус и цвет товарищей нет. Кто-то принимает больше изменений, кто-то меньше, железных правил быть не может. Культура передаётся от отца к сыну, от сына к внуку… полная ассимиляция невозможна. Впрочем в этом нет ничего отрицательного. Главное принимать “хорошее” из незнакомого, и заменять им “плохое” из наследия.

    ДОБРОГО Вам утра!

  2. Георгій

    Все викладене в публікації легко пояснюється з точки зору носія “ценнастєй русскава міра”, та автор і сам про це говорить, згадуючи про мниму зверхність…
    Все значно простіше і банальніше. Не треба нікого вважати нижчими від себе, і не треба зациклюватись на мнимій власній вищості, якщо сприймати довколишній світ і людей як рівних собі, без погорди, шовінізму і не вважати себе представником вищої раси, то все стає на свої місця, з’являються і налагоджуються дружні стосунками з громадянами країни проживання. Тоді традиції і звичаї етнічної меншини органічно вписуються в загальнонаціональний контекст і від цього виграють всі.
    Але це, можливо, недоступно для русскомірскіх, а звідси і проблеми.

Oставьте комментарий